Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Бледный цветок / Kawaita hana, 1964




Мураки вышел после трех лет тюрьмы. Сидел за убийство такого же гангстера как он из конкурирующей банды (маловато как-то за убийство). На воле и трава не такая зеленая как раньше, и братья якудза измельчали, и босс теперь кажется глупым, суетливым старикашкой – в гангстерском кино всегда так когда из тюрьмы выйдешь, даже если тюрьма не японская. Одна отрада – карточная игра и девушка Саеко - Бледный цветок.
Collapse )

для рулетки по неонуарам - https://altereos.livejournal.com/291936.html

С Богами: Два мира / Singwa hamkke, 2017

...и заплакал прокурор.




Спасая ребенка, погибает пожарный. Тут же появляются три ангела, называют праведником и тащат реинкарнироваться. Правда, по дороге еще в какие-то суды надо зайти, подопечный перерождаться не хочет и вообще ведет себя странно. Но кто его слушает.
Исключительно корейские психологические завихрения на тему позвоните родителям. Еще раз убедился, что нам их не понять. Фильм интересен картинами ада - то ли буддийского (есть ли у буддистов ад?), то ли совмещенно буддистко-христианско-синтоисткого. Кашей в голове сценаристов - по ходу фильма выясняется, почему герой молчит и не стремится перерождаться, почему вел жизнь праведника (работал на трех работах, все деньги отдавал маме) - конечно же детская психологическая травма, кто бы сомневался. Но божественным созданиям вся эта психология по барабану. Это современный зритель тире сценарист понимает, что только больной на голову может так жить. Богов интересуют только факты - спасал людей, кошек, коров, все деньги маме отдавал - подходит. А то так всех святых в психи перепишут.
Collapse )

(no subject)

Youjo Senki / Saga of Tanja the Evil, 2017



Аниме снова на переднем крае сюжетостроения. Так надо снимать про войну в 21 веке.
Райх ведет тотальную войну со всеми. С востока Республика, на западе Антанта и подлое Союзное Королевство. На Юге бездарные Дакийцы. Бесконечная война в которой самое опасное существо Tanja the Evil (хочу такую наклейку на ноут), десятилетняя девочка.
Первая серия похожа на сырой пилот в который свалили сюжетные заготовки. Работает благодаря атомному обаянию героини и циничному отношению к войне. Война как праздник и карьерные возможность для немногих избранных и бессмысленная бойня для всех остальных. Аццкая смесь упоения битвой и пацифизма. В процессе просмотра неоднократно вспоминается "Искусство падения", его должно включать в комплект к сериалу.
Collapse )

The Big Short и Spotlight

Добрался до двух оскаровских лауреатов. Присоединюсь к мнению, что награждать надо было The Big Short. За попытку доступно донести до граждан, что же случилось в 2008. Я с большим напряжением следил за ходом махинаций, потерялся уже где-то на последней трети. Это неплохой результат. Сама попытка средствами развлекательного кино разъяснить как работает Уолл-cтрит (а кино именно про это, история героев вторым номером идет) - это как авангард. Не хуже того, что делал Годар.
Spotlight - грамотно собранный механизм. Работает, ход плавный, смотрится легко. Но после в голове пустота.
Кино ни о чем. Священники растлевают малолетних прихожан - это еще из синопсиса ясно. Если кино про то, что это ужас, ужас - так фильм гнев должен вызывать, потрясение - а не удовлетворение от того, что у героев все получилось, небольшие проблемы были, но теперь все в порядке. Мне про журналистов интересно было, а они из одноклеточных простейших - на каждого по одной эмоции, по одному выражению лица. Почему священники это делают тоже не раскрыли. Какие-то намеки невнятные. Жизни в фильме нет, мяса, крови.
Вот после Big Short непонятно герои молодцы или подлецы. Может вообще зарабатывать на бирже аморально.

Карел Кахиня

Ночь невесты / Noc nevesty (1967)




Дочка помещика, монахиня возвращается в родной дом, а там праздник коллективизации.
Начинается с прекраснейшей сцены раскулачивания моравских крестьян. Председатель говорит пламенную речь и крестьяне понуро ведут личную скотину в общественный хлев. Понятно у кого-то одна корова, у кого-то десять, но теперь все равны. Играет приглашенный оркестр (музыканты жалуются, что их даже чаем не угостят). Невдалеке дежурит автобус с вооруженными людьми. Такой праздник нелегко испортить даже самому убежденному кулаку.
Часто герои Кахини крестьяне. Изображает земляков он неоднозначно. С одной стороны с гордостью показывает дома-крепости, богатое хозяйство, скот, коней в праздничной упряжи. Но тут же равнодушие к разорившемуся соседу, желание нажиться на его беде, хозяйственность легко переходит в мародерство, жестокость к жене, детям, скотине. Причем он не морализатор, никого не осуждает. Показывает все - и хорошее и плохое. Даже в председателе колхоза находится и редкая смелость идти против всех, и нежная любовь к жене. А в практически святой монахине любовь к Христу переходит границы приличия так что и священника передергивает и люди вокруг смотрят на нее с оторопью.
Я так понял речь в фильме про народные обычаи связанные с христианством, но не одобряемые официальной церковью. Что-то бы почитать основательное про Кахиню и его фильмы, но похоже на русском нет ничего.
Collapse )

(no subject)

Во имя отца / Nel nome del padre (1972), Марко Беллоккьо.

Ещё один отличный фильм Белоккьо. Место действия (и фильм редко его покидает) интернат, где готовят священников. Ученики все сплошь из зажиточных семей, родители их видеть не рады и для них это прекрасный способ сплавить дитя под надзор святых отцов. Правда, они не знают что творится в стенах этого богоугодного заведения, но, я думаю, им и не интересно. Зато было интересно мне.
За окном 20 век - иногда камера выглядывает в окно, а там обычная городская жизнь 70-х, автомобили, прохожие - но интернат не желает меняться, веками сохраняя один и тот же распорядок, одну и ту же одежду, одни и те же учебные предметы. Но как бы ни хотелось святым отцам остаться в прошлом, ученики не дают забыть про неприятное настоящее. Авторитет церкви пал, воспитательных мер против богатеньких буратин у них нет и те пускаются во все тяжкие, стараясь разрушить границы и досадить учителям.
У главного героя теория, что церковь должна действовать на людей через страх, поэтому он ставит вот такой замечательный спектакль, что-то среднее между "Островом доктора Моро" и "Фаустом":



По-моему, получилось не хуже, чем у главного героя из "Рашмора".

(no subject)

На "Эхе Москвы" цикл передач о Древней Руси. Вот о круге чтения - http://echo.msk.ru/programs/netak/627209-echo/. Узнаю много нового.

Но даже когда создавались оригинальные произведения, то руководствовались не тем правилом, которое сейчас является основополагающим – не дай Бог не повторить кого-то, потому что существует ВААП, существует авторское право, можно за это дело пострадать – напротив, вообще-то исходили из очень простой истины: все уже написано, по большому счету. В разных вариантах эта мысль где-то присутствует. И поэтому новый текст набирается из фрагментов предыдущих текстов... Это такое «лего». Вот, причем это создавало очень интересную ситуацию, потому что тогда писатель, автор, и читатель, они вступали в такую, сложную интеллектуальную игру. Цитаты эти не маркировались, они не помечались, по большей части. Редко-редко, когда давалась ссылочка на автора. А так, вообще, просто давалась цитата, и все. Это твое дело – поймать эту цитату, понять, откуда она.

На Руси очень популярна была, скажем, такая повесть «Об Акире премудром». Это ассиро-вавилонская повесть VII в. до н.э. Очень популярное произведение – это «Повесть о Варлааме и Иоасафе». Иоасаф – это Бодхисаттва. Это христианизированная история Гаутамы Будды. Очень популярная. С XII по XVII век читали. Один из моих учеников в «Повести временных лет» находит фрагмент – он есть и в Киево-печерском патерике – это «Видения старца Матфея», когда заходит вдруг во время всенощной бес и начинает – а его никто не видит, кроме Матфея – и начинает бросать в монахов цветочными лепестками. К кому прилипают, те начинают зевать, отпрашиваются со службы, уходят и не возвращаются – засыпают. Не порвали связи с миром. А к кому не прилипают – это настоящие подвижники. Он нашел основу. Небесная дева спускается в монастырь и бросает в монахов цветками. Те, к кому прилипают, это ученики, которые не порвали связи с миром. Те, к кому не прилипают, это настоящие Бодхисаттвы. Махаянская сутра II в. до н.э. Как она сюда забрела? Как она сюда забрела? Ну кто ж его знает?

(no subject)

Дневник сельского священника.
Добрался я и до Брессона. Снято все конечно отлично, лица прекрасные, свет, тень. Но сама история мне непонятна и наблюдать два часа за мучениями умирающего человека тяжело, и диалоги некоторые невразумительны. Все таки привычней когда главный герой энергичный мужчина с орлиным взглядом и громким голосом. Или уж если священник, то какой-нибудь хитрющий иезуит.
Кстати, популярная тема. У Мельвиля "Леон Морин", но там священник Бельмондо, и тут уж без вопросов, бездна обаяния, никакя сутана не скроет, и героиня ему под стать, и красавица и загадочная женщина, фильм про любовь. У Бунюэля "Назарин", практически та же история что с Мельвилем.
Хотя все три аскеты, чудаки.
  • Current Music
    Нино Катамадзе

(no subject)

Леон Морин, священник. 1961 г.
режиссер Жан-Пьер Мельвиль.
в ролях Жан-Поль Бельмондо, Эммануэль Рива.



Нехарактерный для Мельвиля сюжет, молодая женщина в поисках веры. Необычно, что главный герой - женщина. Необычно, что в сюжете нет явного конфликта, только нарастающее напряжение между священником и прихожанкой. Их сводят долгие и бесконечные разговоры о вере. Они любят друг друга и эта любовь не проявляясь вовне, становится единственным двигателем сюжета. Это "Любовное настроение" снятое пуританином.Collapse )